НовостиМузыка
"СБПЧ Оркестр" - СБПЧ "СБПЧ Оркестр"

СБПЧ — "СБПЧ Оркестр" — скачать

"СБПЧ Оркестр" СБПЧ
СБПЧ Оркестр
"СБПЧ Оркестр"
2008
mp3
320
12
38:01
Трансляция в FB <СЕЙЧАС ВЫКЛЮЧЕНА>
Издатель: Снегири
Количество треков: 12
Дата выхода: ноябрь 2008
Номер в каталоге: СНГ 039-2

«СБПЧ Оркестр» — это перемена мест слагаемых, при которой меняется уже даже не сумма, а система счисления. «СБПЧ Оркестр» воплощает в звуке то ощущение, что вертится на языках и инструментах у всех, кто сейчас смотрит дальше собственного носа, — ощущение сумятицы, краха догматов, отказа привычных смысловых схем. Мир, который отрицает сам себя, можно попытаться описать путем самоотречения — и вот мастера церемониала балаболят под три блатных аккорда, и вот люди, положившие жизнь на конструирование ритмических сеток, берутся за гитары, свиристят в детские дудочки, поют нестройным хором.»
(из рецензии журнала «Афиша»)


* * *

Осенью 2008 года из творческой лаборатории петербургского электронного дуэта «Елочные игрушки» вышел новый проект «СБПЧ Оркестр» – логичное продолжение успешного дебютного альбома группы Кирилла Иванова «Самое Большое Простое Число» и коллабораций «Игрушек» с актуальными российскими поэтами (частично отраженных на пластинке «Дикие»).

Первые признаки необычного и масштабного проекта, затеянного неугомонными Александром Зайцевым и Ильей Барамия появились ещё весной, на пробных концертных сессиях, когда к уже привычной и любимой многими адептами современной музыки аббревиатуре «СБПЧ» добавилось слово «Оркестр». На тех музыкальных перформансах творились странные вещи – музыканты раздавали зрителям игрушечные дудки, свистки, гуделки и трещотки и просили в течении всего сета издавать какие-то звуки; состав музыкантов на сцене образом менялся – всё это походило то ли на публичную репетицию, то ли на детский хэппенинг, то ли авангардную мистерию… К ноябрю 2008 года, после нескольких дней спонтанных записей с музыкантами из самых разных городов России и многих недель пост-продакшна в студии «Елочных Игрушек» получился короткий, но ёмкий альбом «СБПЧ Оркестра».

Как следует из названия, отправной точкой этой пластинки стали новые песни Кирилла Иванова – его лирика стала ещё более хладнокровной и жестокой, но в тоже время осталось в чем-то наивной и трогательной, до кома в горле. Если дебютный альбом «Самое Большое Простое Число» был авторской монографией детских фобий и воспоминаний, то теперь – «жизнь жестче» – и героев песен «СБПЧ Оркестра» беспокоят уже совсем другие демоны. На место губке Бобу, Снупи и динозаврам и пришли циничный Доктор Хаус, купчинские вампиры, шарлатаны-психиаторы и трагические маргинальные алкоголики – и причиной таких изменений стало не только творческие взросление Кирилла Иванова, но экстенсивное развитие проекта в целом. «СБПЧ Оркестр» – это именно коллективная запись, и переполняющее её ощущение будничного безумия нагнетается совершенно удивительными представителями российского андеграунда.

В записи «СБПЧ Оркестра» приняли участие и танцор-стихоплёт-секьюрити группы «Ленинград» Стас Барецкий, и псковский адепт параноидального хип-хопа Ларик Сурапов, и мультинструметалист Митя Гольцман из пост-рокового трио Klever, и экзистенциальная панк-группа «Общежитие», и участники незаслуженно малоизвестного, заповедного наив-поп-проекта «Новые праздники». Всего в создании альбома приняло участие 7 поэтов и 12 музыкантов – таким образом, практически интуитивно возникшее продолжение прошлогоднего альбома «СБПЧ» превратилось в сводный хор «новый странных», эдакий дрим-тим актуальных российских музыкантов, работающих в совершенно разных направлениях.


УЧАСТНИКИ ПРОЕКТА СБПЧ
О ПЕСНЯХ АЛЬБОМА «СБПЧ ОРКЕСТР»
Александр Зайцев: СБПЧ оркестр стал логическим продолжением нашей (Ёлочных игрушек) с Кириллом Ивановым (СБПЧ) концертной истории. Сначала мы просто играли песни с дебютного альбома СБПЧ, потом стали прямо во время концерта придумывать к ним новую музыку. Потом стали активно использовать при этом детские музыкальные инструменты, потом стали раздавать их зрителям. В эту игру включились другие музыканты, а когда музыкант выходит на сцену, и ему не говорят, что именно нужно играть, он гораздо глубже вовлечен в процесс сочинения музыки, чем сессионный, которому сказали какие и где партии нужно исполнить. Ну, и поскольку некоторые из участников не только музыканты, но еще и сами пишут тексты, а также их исполняют, альбом еще дальше ушел от идеи второго альбома СБПЧ.

“На два”
Александр Зайцев: Основной состав участников сформировался спонтанно, на концертах в ГЦСИ и Цоколе. Мы просто объявили что все могут прийти и сыграть и все, кто захотел, пришли и сыграли. Мне написал незнакомый человек, что он играет на гитаре, хочет участвовать, пришел, принес с собой гитару, процессоры и комбик. Мы разместили его в зале на самой галерке, т.к. на сцене места не было, и сказали, что он может играть, что захочет. Во время концерта, когда звук на сцене стихал, я слышал очень хорошие гитарные реплики в конце зала, поэтому, когда вернулся в Питер, и мы с Кириллом записали демо-версии всех песен, я послал их гитаристу и попросил сочинить гитарные партии. Они настолько хороши, что мы использовали их практически во всех песнях. Сочинил эти партии мой однофамилец Константин Зайцев.
Илья Барамия: Эта песня переделывалась и изменялась больше, чем другие. Она не получалась сначала – мы хотели воспроизвести то как она звучит на концерте, но в записи оказалось, что она совсем теряет все хорошее, что возникает на концерте. В первом варианте у нас не было металлофона и я стучал эту партию на кастрюлях, потом потихоньку сформировалась басовая линия (ее звук), потом Саша предложил в этой песне поменять текст с другой (сначала это был текст “Желуди”) – и потом в результате многократного переписывания получилась прозрачная “висящая” атмосфера”, которой хотелось.
Кирилл Иванов: Это песня на текст моего друга, поэта и кинокритика Васи Степанова – он же написал текст песни «Икеа» с первой пластинки. Я совсем немного изменил Васин текст. В каком-то смысле, «На два» – самая страшная песня на альбоме. Пугающий в своей обыденности текст.

“16-ти этажка”
Александр Зайцев: Миша Феничев в свое время и познакомил нас с Кириллом, мы часто выступаем вместе, поэтому когда возникла идея широкой коллаборации, он был первым кандидатом. Для альбома мы использовали текст, который Миша писал в свое время для балета, но в балете мы использовали другой текст, а с этим долго не знали что делать. Пока Кирилл не сочинил рефрен.
Илья Барамия: Мне очень нравится этот Мишин текст, т.к. он лишен обычной для него тяжеловесности – не длинная законченная история, а короткая (для 2H Company) зарисовка.
Кирилл Иванов: Я придумал припев («Все, что не убьет меня – все хуйня…»), гуляя по Петроградской стороне в Петербурге. Рефрен мне нравился, но остальной массив текста я никак не мог придумать, а потом Саша поставил мне какой-то незаконченный Мишин трек – я сразу понял, что этот припев подходит к нему идеально. В самой песне меня, например, больше всего впечатляет музыка – это ведь настоящий, полновесный хип-хоп, сыгранный на жалейках, дудочках и пианино.

“Реальность”
Александр Зайцев: Еще одним человеком, которого Кирилл хотел слышать на альбоме, был псковский рэпер Ларик Сурапов. Он прислал нам текст, начитанный на какую-то старую вещь Ёлочных игрушек, что мне очень не нравилось, т.к. я хотел чтобы этот альбом был максимально не-электронным. Кроме этого был записан текст Стаса Барецкого, к которому у меня были похожие чувства. В конце концов, я придумал выстроить их как историю пациента на приеме у врача, вместо электронной подкладки быстро наиграв гибрид босса-новы с дворовой песней. Илья настучал прямо на гитаре ритм, я наложил сверху детский свисток и вышло то, что вышло.
Илья Барамия: Когда Стас принес песню “про детство” – в ней было 2 куплета, я сказал ему, что текст не очень. Тогда он взял бумажку с текстом и дописал третий, который, видимо, он сочинил, но решил не вставлять, посчитав, видимо, что будет грубовато. Это конечно получилось грубовато, в Стасовском духе, но зато теперь он как-то логично заканчивался. Когда родилась идея “дворовой песни” я попросил Сашу привезти из дома акустическую гитару, на которой собственно все и записано. Я сразу понял, что ритм записанный постукиванием по гитаре создаст очень хорошую мягкую атмосферу, в которую очень естественно впишутся оба (Стаса и Ларика) голоса.

“Кого с тобой нет”
Александр Зайцев: То, что нам необходимо участие Юры Высокова из группы “Общежитие” стало очевидно на том же концерте в ГЦСИ; в какой-то момент Юра очень точно почувствовал момент и, взяв микрофон, добавил происходящему необходимый градус. Стало ясно, что без его энергетики альбом потеряет что-то очень важное. Юра вместе с еще двумя участниками “Общежития” Сергеем Разводовым и Димой Меркуловым и Ильей Зининым из группы Verba приехали к нам в студию и записали свою новую вещь, которую потом мы с Ильей очень серьезно переработали. В этот раз мы могли себе позволить большую степень свободы, чем когда сводили дебютный альбом “Общежития”.
Илья Барамия: При записи Юра просил скорость трэка сделать максимально большой, под которую он сможет прокричать текст – оказалось 200 bpm… Формально – самая быстрая песня, которую мы записывали.

“Овощи”
Александр Зайцев: Едва ли не самый важный для Кирилла текст на альбоме мы оставили в минималистской аранжировке.
Илья Барамия: На высоте 10 000 м температура около -50 градусов. У меня эта песня ассоциируется с холодом и чернотой ночного неба.
Кирилл Иванов: Саша, наверное, прав. Для меня эта песня – вообще центр всей пластинки. Самый болезненный для меня текст.

“Люди-васильки”
Александр Зайцев: Эта песня написана Максимом Скворцовым, участником дуэта “Новые праздники”. Я давно и хорошо с Максимом знаком и считаю, что его песни незаслуженно мало известны. Мне очень хотелось, чтобы, то что он написал после песни “Письмо” услышал кто-то еще. Я попросил его спеть песню “Люди-васильки”, а потом мы просили остальных участников дописать музыку. В итоге в этом процессе приняла участие и Света Шебеко, которая как раз вместе с Максимом и есть “Новые праздники”, и я рад что нам удалось совсем по-новому взглянуть на то, что у них обычно получается.
Илья Барамия: Макс говорил, что “я петь не умею, поэтому прошепчу” - очень проникновенно получилось.

“Доктор Хаус”
Александр Зайцев: Как мы “на слух” познакомились с Константином Зайцевым на московском концерте, так же “на слух” мы познакомились с Митей Гольцманом на питерском концерте оркестра. Пришел незнакомый нам человек, принес с собой чемодан, в котором лежали окарина, мелодика, флейты, кларнет и разные пищалки, сыграл и очень совпал с тем, что происходило на сцене. Поэтому мы пригласили его к себе в студию и записали несколько импровизаций. Они мне очень пригодились, когда я избавлялся от электронного звука на песнях “16-ти этажка” и “Доктор Хаус”, их фрагментами я заменял надоевшие электронные подкладки. Кроме того, Митя замечательно сыграл на “Людях-васильках”. Текст песни написали Стас Барецкий и Василий Степанов, автор текста про Икею.
Илья Барамия: Сначала там был другой текст Стаса, который в итоге никому не понравился, зато стало понятно, что фактура его голоса и стихов здорово раздвигает рамки, в которых формировался альбом. А потом он принес уже текст, который и был использован в песне.

“Уебища”
Александр Зайцев: Однажды мы с группой 2H Company выступали в Нижнем Новгороде и после концерта за рояль в клубе села девушка и сыграла нам фортепьянную вариацию песни “Урсула Ким”. До сих пор, это лучший кавер или ремикс, который мы слышали, а его автор Юля Мильчакова время от времени выступает с нами на концертах. Естественно, когда мы подумали про оркестр, то не могли ее не позвать. Я все это время думал о том, чтобы как-то использовать эту замечательную музыку, и вот нашелся наконец повод. На первом же концерте Юля подружилась со Светой Шебеко, и Света дополнила “Урсулу Ким” замечательной вокальной партией.
Илья Барамия: В песне использован звук синтезатора PPG, который мы Сашей записали еще в Лондоне в 2006 году и с тех пор безуспешно пытались использовать эту уникальную фактуру. Пришло его время.
Кирилл Иванов: Меня все время спрашивали, почему в наших песнях так много отсылок к детству – я все время объяснял, что они не про детство, что это такая фактура, что это символ одиночества, ожидания счастья и того, что оно никогда не наступит. Как-то неосознанно вышло, что этот текст как-то все про это объясняет. Он вроде бы по всем признакам «детский», но на деле все наоборот.

“Это”
Александр Зайцев: Возможно единственная вещь на альбоме, которая дает представление о том, как обычно звучит на концертах СБПЧ. Когда-то она была инструментальной, потом понравилась Мише и Кириллу, и они часто читали на концертах под нее свои тексты. Когда с нами поиграл Костя Зайцев и Света Шебеко, песня заиграла по-новому.
Илья Барамия: После нескольких неудачных попыток записать “по студийному” эту инструментальную композицию, использовали запись сделанную на одной из репетиций – оказалось, что звучит она гораздо органичнее, чем наши студийные варианты.
Кирилл Иванов: «Это» – песня-манифест. Нас часто упрекали, что у нас нет никаких духоподъемных песен. «Это» – в общем, конечно, нельзя назвать каким-то очень веселым текстом, но там в конце есть хоть какая-то надежда на постоянство. Пусть даже это перманентное несчастье.

“Польша”.
Александр Зайцев: Тут Кирилл сразу принес не текст, а песню с мотивом, который мы с Ильей довольно странно аранжировали электроникой и фортепиано, а также дебютировали на нем как бэк-вокалисты.
Илья Барамия: Звучит наш старый добрый “Поливокс”.

“Желуди”
Александр Зайцев: Изначально Кирилл хотел, чтобы на альбоме было много живых барабанов. Его друг Кирилл Борисов записал на мобильный телефон 15-ти минутное барабанное соло и прислал его нам. Мы использовали фрагменты в этом треке.
Илья Барамия: Еще фрагмент этих барабанов есть в песне “Уебища”.

“Рождество”
Александр Зайцев: Когда мы уже практически заканчивали работу над альбомом, Кирилл принес новый текст, жесткий даже по меркам альбома, на котором уже есть песни “Овощи” и “Уебища”. Мне очень хотелось оттенить его смысл музыкой, а не подчеркнуть. Надеюсь, что это удалось.
Илья Барамия: Странное сочетание жесткости и мягкости в тексте и огромный, “пустой” звуковой объем песни перекликается с первым треком на альбоме.
Кирилл Иванов: Нам надо было записывать последний трек. У меня были какие-то заготовки, но они мне не очень нравились, но пластинку надо было уже заканчивать, поэтому я как-то мучительно пытался что-то из них сделать, сконструировать какой-то внятный текст. Ничего не получалось. Почти всю ночь перед записью я не спал – работал, и решил про тексты как-то не думать. И вот уже время ехать к «елкам» в Ораниенбаум, а текста так и нет. Я сел в троллейбус, сонный, помятый и вдруг совершенно неожиданно сочинил весь текст «рождество». Целиком, за 2 минуты.

Тексты для СБПЧ Оркестра написали:
Стас Барецкий (”Ленинград”) про лес и про молодость
Юрий Высоков (”Общежитие”) про оркестр и кого с нами нет
Кирилл Иванов (”СБПЧ”) про то, что все мы овощи, про мишек Гамми и вопросы, на которые никто не ответит
Максим Скворцов (”Новые праздники”) про маленьких волчат
Василий Степанов про доктора Хауса
Ларик Сурапов (”Пассажир Земли”) про реальность
Михаил Феничев (”2H Company”) про 16-ти этажку

Музыку для СБПЧ Оркестра сыграли:
Илья Барамия (”Ёлочные игрушки”) – электроника, металлофон, вокал
Кирилл Борисов (”Jumbo Jet”) – барабаны
Юрий Высоков (”Общежитие”) – колесная лира
Митя Гольцман (”Klever”) – мелодика, кларнет, блок-флейты, окарины, жалейки, свирель
Илья Зинин (”Verba”) – гитара
Александр Зайцев (”Ёлочные игрушки”) – электроника, гитары, детские муз. инструменты, вокал
Константин Зайцев (”Meldis”) – гитары
Кирилл Иванов (”СБПЧ”) – электроника, детские муз. инструменты,
Дмитрий Меркулов (”Общежитие”) – бас-гитара
Юля Мильчакова – фортепиано
Сергей Разводов (”Общежитие”) – синтезатор “Юность”
Света Шебеко (”Новые праздники”) – вокал
Материал лейбла Снегири-музыка
Снегири-музыка обладает полными правами на распространение этого контента в цифровом виде
Опубликовано Снегири-музыка 06 апреля 2011
Теги: сбпч оркестр, 2008, снегири, самое большое простое число
Комментарии